СиПР ЕЭС, ВИЭ и цифровая трансформация — тренды второго дня деловой программы «Российской энергетической недели» (РЭН-2021) в обзоре журнала «ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение»

Деловую программу «Российской энергетической недели» (РЭН-2021) продолжили мероприятия второго дня форума (14 октября 2021 года). Журнал «ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» выступает официальным отраслевым информационным партнером этого крупнейшего мероприятия в области энергоэффективности и развития энергетики. Мы продолжаем знакомить вас с наиболее интересными сессиями этого форума, направленного на демонстрацию возможностей и перспектив российского топливно-энергетического комплекса и реализацию потенциала международного сотрудничества в сфере энергетики.

Тренды, заданные первым днем деловой программы РЭН-2021, продолжила панельная дискуссия на тему «Перспективное развитие электроэнергетики: сохраняя надежность, повышая технологичность». Основным предметом обсуждения стал один из главных документов в области развития ТЭК и энергетического перехода — Схема и программа развития Единой энергетической системы России (СиПР ЕЭС).

Модератором сессии выступил председатель правления Ассоциации «НП Совет рынка» Максим Быстров. Открывая обсуждение, он отметил важную роль СиПР ЕЭС в энергопереходе и назвал неудачное планирование одной из причин энергетических кризисов в европейских экономиках.

Тему развил министр энергетики РФ Николай Шульгинов. Он дал характеристику существующей системе координирования и планирования развития ЕЭС, отметив, что текущая ситуация и существующие схемы не устраивают как сам ТЭК, так и потребителя. В своем выступлении министр также вернулся к темам сессий первого дня РЭН-2021 и напомнил собравшимся, что программа по достижению углеводородной нейтральности к 2060 году требует новой системы планирования во всех областях отрасли.

Особое внимание Николай Шульгинов уделил интеграции ВИЭ в существующую энергосистему. По его словам, в этой части создание единого документа, регламентирующего развитие энергосистемы на федеральном уровне, особенно актуально. Внедрение масштабной ВИЭ-генерации и доведение ее доли в энергосистеме до заявленных федеральной программой 12%, по словам главы ведомства, требует единого системного оператора и единой СиПР. Интеграция ВИЭ с использованием имеющихся на текущий момент региональных СиПР приведет к системным проблемам и разбалансировке на различных уровнях реализации, считает Николай Шульгинов. Также масштабное внедрение ВИЭ-генерации требует больших объемов магистрального сетевого строительства, что, в свою очередь, тоже невозможно без единой СиПР. «Кроме того, раз мы беремся за реконструкцию системы планирования, заодно надо устранить и те проблемы, которые уже давно обсуждаются в энергетическом сообществе», — добавил министр.

Отвечая на вопрос модератора, Николай Шульгинов также сказал, что региональные СиПР при введении единой системы планирования сохранятся, но в качестве приложения к СиПР ЕЭС. И их заказчиком будет выступать единый системный оператор. В целом регионы должны остаться довольны нововведением, такой прогноз дал в заключение глава энергетического ведомства.

О том, как изменится роль планирования при увеличении доли ВИЭ-генерации в энергокомплексе, рассказал председатель правления АО «Системный оператор Единой энергетической системы» Федор Опадчий.

В своем выступлении он отметил сезонность ВИЭ-генерации, которая коренным образом меняет структуру энергопотребления. Соответственно, эффективное внедрение ВИЭ в существующую систему невозможно без повышения гибкости энергосети, что в свою очередь требует тщательного и централизованного планирования. «Нам нужно этим заниматься, придется увеличивать гибкость в энергосистеме, увеличивая долю возобновляемых источников», — отметил спикер, говоря о программе по достижению углеводородной нейтральности к 2060 году.

Сравнивая перспективы внедрения ВИЭ в России с мировыми перспективами, Опадчий оценил ситуацию в нашей стране как благоприятную: «Развитие возобновляемых источников у нас стимулируется через оптовый рынок. А этот значит, что в системе возникают крупные объекты, которые могут быть интегрированы в систему в плановом режиме. А в мире происходит бурное развитие розничных единичных распределенных источников, а это значит, что режимы распределительной сети начнут очень сильно меняться».

Продолжая говорить о мировом опыте интеграции ВИЭ, спикер привел в пример США. Эта страна столкнулась с хаотическим внедрением большого числа частных ВИЭ-генераций, с которым имеющиеся сети не справились. На нашей стадии интеграции ВИЭ мы должны учесть и использовать этот международный опыт, резюмировал Федор Опадчий.

О том, как внедрение ВИЭ-генерации повлияет на текущее состояние и направления развития сетей рассказал генеральный директор, председатель правления ПАО «Россети» Андрей Рюмин.

Свое выступление спикер начал с темы, поднятой им же накануне в рамках сессии «Электроэнергетика: глобальные вызовы и возможности», и напомнил собравшимся, что достижение обозначенных в федеральной программе 12% ВИЭ-генерации требует не только новых сетей для подключения интегрируемых объектов, но и глобальной модернизации самих механизмов их работы. Сейчас, когда доля ВИЭ в российской энергетике составляет 0,5%, «Россети» справляются, отметил спикер. Но заявленное в программе развитие ВИЭ-генерации потребует не только соответствующего развития сетей, но и решения текущих проблем.

Среди таких проблем руководитель «Россетей» особо выделил:

— износ имеющихся сетей в некоторых регионах, который составляет 75%;

— избыточные вложения в резерв мощности (отдельные потребители, по словам Андрея Рюмина, сейчас имеют резервы, которые не востребованы);

— льготное присоединение;

— задолженность регионов перед энергосетями.

«Пока мы не решим эти проблемы, говорить об адекватном ответе на вызовы энергоперехода, мне кажется, надо очень аккуратно», — добавил Андрей Рюмин.

Резюмируя выступление генерального директора «Россетей», министр энергетики особо оценил роль финансовой прозрачности в модернизации сетей. «Этим нужно отдельно заниматься, ужесточать подходы и контролировать инвестиционные программы», — сказал Николай Шульгинов.

С общеэкономической точки зрения перспективы внедрения ВИЭ-генерации оценил ректор Национального исследовательского университета «МЭИ» Николай Рогалев.

Он охарактеризовал ВИЭ как мировой тренд, который неизбежно войдет и в российскую энергетику, несмотря на текущую экономическую нецелесообразность такой интеграции и действующие низкие цены на электроэнергию в стране. Главной задачей российской энергетики при внедрении ВИЭ-генерации Рогалев назвал обеспечение надежности энергосистемы. По словам ректора МЭИ, на начальном этапе ВИЭ (а также водород и другие безуглеродные и низкоуглеродные генерации) должны стать резервом успешно функционирующей сегодня энергетики. И только после этого следует отвечать на вызовы энергоперехода.

Сам энергопереход Николай Рогалев охарактеризовал, как общую задачу, которая должна решаться совместно генерацией, сетями и крупными потребителями: «Обязательства должны быть с двух сторон, тогда энергетике будет полегче делать то, что мы делаем».

Тему СиПР ЕЭС продолжило выступление заместителя министра энергетики РФ Павла Сниккарса.

По его словам, значимую роль в части внедрения единой схемы планирования сыграли потребители, которые были недовольны многообразием редакций региональных СиПР. Замминистра отметил, что сегодня восприятие потребителя меняется, а сам он сильнее включается в процесс развития энергосистемы. В этом есть и роль ВИЭ-генерации, в которой один и тот же субъект может являться генератором, оператором и потребителем.

Интеграцию ВИЭ в сегодняшнюю энергетику Сниккарс назвал неизбежным процессом, однако акцентировался на том, что их внедрение должно быть подчинено единому стандарту, который, в свою очередь, должен регламентироваться СиПР ЕЭС. Также спикер добавил, что создатели единой системы при работе над ней постарались максимально учесть мнения и потребности региональных операторов и потребителей.

Итог дискуссии подвел министр энергетики РФ Николай Шульгинов: «Низкая цена на электроэнергию — это наше достояние, но нужно развивать электросетевой комплекс в целом, решать те проблемы, о которых мы знаем, интегрировать ВИЭ, развивать систему как таковую. И понимать, что все движения к энергопереходу имеют свою цену».

Еще одна сессия второго дня была посвящена цифровизации и цифровой трансформации ТЭК. Открыл обсуждение заместитель генерального директора — руководитель Центра компетенций технологического развития РЭА Минэнерго России Олег Жданеев.

Общей для всех отраслей ТЭК проблемой цифровизации и цифровой трансформации спикер назвал несовместимость программного обеспечения и аппаратного комплекса. По его словам, российское «железо» не всегда хорошо совместимо с импортным софтом и наоборот. Решение этой проблемы Олег Жданеев видит в комплексном импортозамещении. То есть, в создании отечественных программно-аппаратных комплексов, в первую очередь, в части критического оборудования. Сделать это единомоментно невозможно, необходима системная планомерная длительная работа, добавил спикер.

Еще одной из первоочередных задач, которые следует решить в процессе цифровизации, Олег Жданеев назвал создание единой референтной базы цифровых решений. В рамках такой базы должен идти обмен опытом между игроками различных отраслей ТЭК. Такая библиотека знаний должна значительно ускорить и сбалансировать процесс цифровизации.

Тему продолжил исполняющий обязанности заместителя генерального директора по цифровой трансформации ПАО «Россети» Константин Кравченко.

Рассказывая о текущей ситуации в электросетях, он также отметил высокую роль импортозамещения и комплексного подхода в цифровизации передачи и распределения электроэнергии. А также добавил, что «Россети» в данном процессе руководствуются именно этими принципами.

Специфическим качеством «Россетей» в контексте цифровизации Константин Кравченко назвал большое покрытие компании и, следовательно, множество клиентов как внешних (потребители), так и внутренних (сотрудники). Внутренних клиентов спикер также разделил на две подгруппы: офисные сотрудники и полевые работники, отметив, что для каждой из обозначенных категорий, требуются свои специализированные цифровые решения.

Практические результаты цифровизации электросетей Кравченко проиллюстрировал тем фактом, что после успешного внедрения цифровых решений среднее время обнаружения неисправности сократилось «с полутора часов до одной минуты».

Отдельный акцент спикер сделал и на единой референтной базе по цифровизации, отметив, что в нее стоит внести не только конкретные цифровые решения, но и стратегии по их внедрению. «Есть компании-лидеры, которые это уже прошли. Есть компании, которые только находятся на данном пути. Очень важно, чтобы появились эти библиотеки знаний, которые позволят брать уже готовые решения, а не набивать шишки в процессе», — добавил Константин Кравченко.

В завершение выступления представитель «Россетей» обозначил еще один фактор, замедляющий цифровизацию по всем ТЭК, — дефицит квалифицированных кадров в области IT: «У нас колоссальные проблемы по поводу перетаскивания сотрудников из одной компании в другую. Сотрудников не хватает». Текущая потребность отдельных компаний в IT-специалистах, по словам Кравченко, составляет до 2 миллионов сотрудников, в то время как «наши вузы выпускают 80 тысяч в год».

Заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин рассказал о государственном регулировании цифровизации отраслей ТЭК.

По его словам, данные процессы должны проходить в рамках единой системы: «Без единых правил, единого подхода мы просто не сможем достичь цели. Наш рынок недостаточно большой, чтобы разрабатывать одновременно несколько сложных продуктов. Потому, если не будет кооперации между крупными игроками, то что-то мы сделаем, но очень много ресурсов будет потрачено впустую, и результат будет ниже оптимального». Основная задача сейчас, говорит Павел Сорокин, состоит в том, чтобы синхронизировать видение цифровой трансформации различными компаниями — это позволит им двигаться в одном направлении. При этом спикер отметил, что рыночные игроки, запуская и продолжая процессы цифровизации, должны, конечно же, руководствоваться собственными бизнес-интересами. А задача государства — создать для этого инфраструктуру и единую стратегию, то есть, те инструменты, которые повысят эффективность.

Затронул спикер и климатическую повестку РЭН-2021, назвав цифровизацию одним из самых очевидных способов снижения влияния ТЭК на экологию: «Зависимость гораздо более прямая, чем может показаться. Главный смысл цифровизации в том, чтобы повысить эффективность. А в ТЭК эффективность — это меньшие затраты. Меньше энергозатрат, меньше выбросов, меньше воздействия на окружающую среду».

В завершение выступления Павел Сорокин коснулся вопросов систематизации подходов к промышленным данным и искусственного интеллекта. Он еще раз обратил внимание собравшихся на консолидацию крупных игроков в части цифровой трансформации: «Совместно с Минцифрой и Минпромом была инициирована работа по созданию закона о промданных. Для того, чтобы все, о чем я говорил, работало, нужны данные. Для того, чтобы компании охотнее этим занимались и как-то объединяли свои силы, нужны юридическая защита, классификация данных и понятные принципы обмена ими». Замминстра добавил, что проект такого закона уже подготовлен и проходит отраслевое обсуждение. Подводя итог, Павел Сорокин выразил надежду, что в результате этой работы «родится некий инструмент, который позволит нам совершить качественный скачок в создании пищи для искусственного интеллекта».

О других событиях второго дня деловой программы РЭН-2021 журнал «ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» расскажет вам в ближайших публикациях.

Поделиться:

«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение»