Мы были готовы к любой ситуации

Page 1
background image

Page 2
background image

34

у

п

р

а

в

л

е

н

и

е

 с

е

т

я

м

и

управление сетями

Мы были готовы 
к любой ситуации

Как

 

российская

 

энергосисте

-

ма

 

отреагировала

 

на

 

панде

-

мию

как

 

с

 

этим

 

справился

 

Системный

 

оператор

какое

 

значение

 

для

 

управления

 

ЕЭС

 

России

 

имеет

 «

живое

» 

общение

 

и

 

как

 

может

 

изме

-

ниться

 

режим

 

работы

 

диспет

-

черов

 

после

 COVID-19? 

Эти

 

и

 

другие

 

вопросы

 

мы

 

задали

 

заместителю

 

Председателя

 

Правления

 

АО

 «

СО

 

ЕЭС

»

Сергею

 

Павлушко

.

—  Сергей  Анатольевич,  что  из-

менилось в энергосистеме страны 

в период пандемии? 

—  Реакция  была  ожидаемой  — 

существенное  снижение  потребле-

ния  электроэнергии.  Конкретные 

цифры  по  регионам  были  разными. 

Больше  всего  (до  10%)  потребление 

упало  в  Объединенной  энергосисте-

ме  Средней  Волги  и  энергосистеме 

Московского  региона.  Меньше  все-

го — на Востоке. Это связано с тем, 

что  антикоронавирусные  меры  вво-

дились в разное время, они были не-

равномерными  и  по-разному  влияли 

на  разные  категории  потребителей, 

преимущественный состав которых от 

региона к региону сильно отличался. 

Больше всего потребление снизилось 

у нефтедобывающих компаний, РЖД 

и некоторых предприятий нефтетран-

спортной  системы.  В  основном  это 

коснулось  Тюменской  энергосисте-

мы  и  ОЭС  Средней  Волги,  где  доля 

этих предприятий в общем потребле-

нии довольно высока. Но, к примеру, 

в ОЭС Востока снизились лишь темпы 

роста потребления, а само потребле-

ние  по-прежнему  росло,  и  там  пред-

приятия «Транснефти» и РЖД — круп-

нейшие  промышленные  потребители 

региона  —  увеличили  потребление 

электроэнергии  во  втором  квартале 

на 32,6% и 5,4% соответственно. Так-

же  серьезное  снижение  потребления 

было зафиксировано в ОЭС Центра, 

так  как  регионы  центральной  России 

первыми  столкнулись  с  пандемией, 

всплеск  заболеваемости  был  в  них 

более сильным, и они первыми ввели 

жесткие ограничительные меры. 

—  Будут  ли  эти  факторы  ока-

зывать  влияние  на  энергосистему 

в будущем? 

—  Думаю,  к  сожалению,  будут. 

По нашим прогнозам, на уровень по-

требления электроэнергии 2019 года 

мы выйдем только в следующем году. 

Другими словами, потеряем два года 

роста.  А  это  —  снижение  товарно-

денежного  оборота  в  отрасли,  сни-

жение  доходов  энергетических  ком-

паний,  могут  возникать  вопросы  по 

инвестпрограммам,  что  уже  может 

сказываться  на  темпах  модерниза-

ции оборудования. Однако на надеж-

ности  работы  энергосистемы  такая 

ситуация  не  отразится.  За  послед-

ние годы создан значительный запас 

прочности, внедряются современные 

технологии  оперативно-диспетчер-

ского  управления,  противоаварий-

ная автоматика. Подобное снижение 

потребления,  но  в  гораздо  большем 

объеме и при меньшем запасе проч-

ности, у нас уже было в 1990-х годах. 

Поэтому переживем.

—  Такой резкий и значительный 

провал потребления был шокирую-

щим? Что позволило справиться?

—  Что помогло справиться? Опыт 

управления энергосистемой, который 

копится уже почти сто лет, эффектив-

ная  организация  работы  специали-

стов технологического функциональ-

ного блока Системного оператора, их 

высокая  ответственность,  дисципли-

на,  работоспособность,  постоянные 

противоаварийные тренировки, кото-

рые  помогают  действовать  в  самых 

разных ситуациях, современные тех-


Page 3
background image

35

-3,3%

1

январь

98,9

млр

д

к

В

т

·ч

февраль

+1 4

, %

93,1

млр

д

кВ

т

·ч

март

-1 6

, %

93,6

млр

д

кВ

т

·ч

апрель

-2 9

, %

2

82,9

мл

рд

к

В

т

·ч

май

-5 5

, %

3

76,2

млр

д

к

В

т

·ч

июнь

-6 0

, %

4

72,9

млр

д

кВ

т

·ч

Рис

. 1. 

Динамика

 

потребления

 

электроэнергии

 

в

 

ЕЭС

 

России

 

в

 

первом

 

полугодии

 2020 

года

 

относительно

 

показателей

 

на

 

аналогичные

 

даты

 2019 

года

 

в

 

сопоста

-

вимых

 

температурных

 

условиях

1

  В сравнении с аналогичным периодом 2019 г.

2

   В течение всего апреля продолжались ограничительные 

меры в стране, введенные 30 марта]

Общероссийские ограничительные меры отменены 12 мая

Ограничительные меры постепенно отменялись в регионах 

по всей стране

нологии прогнозирования, основанные на математи-

ческих моделях, и, конечно, конструктивные отноше-

ния с субъектами отрасли. 

Надо сказать, что в провале потребления для нас 

не было ничего необычного — нечто подобное про-

исходит  регулярно,  например,  на  новогодние  или 

майские  праздники,  когда  снижение  потребления 

мощности  происходит  довольно  резко  и  достигает 

10 000 МВт. В этот раз снижение составило порядка 

7000 МВт, и происходило оно постепенно, не за один 

день. Разница в том, что на праздники снижение по-

требления носит краткосрочный характер, и параме-

тры  возвращаются  к  норме  через  несколько  дней. 

Они  довольно  хорошо  прогнозируются,  единствен-

ное,  что  нужно  сделать  в  таких  ситуациях  —  свое-

временно принять меры по разгрузке или отключе-

нию энергоблоков. Здесь же мы столкнулись с тем, 

что  потребление  упало  на  сопоставимые  с  празд-

ничными  величины  и  оставалось  на  низком  уровне 

довольно долго. И те меры, которые мы принимаем, 

скажем, на Новый год, рассчитанные на короткий пе-

риод, должны были сохраняться в течение длитель-

ного времени. У нас не было статистических данных, 

необходимых  для  качественного  прогнозирования 

параметров работы энергосистемы в таких условиях 

на среднесрочный период. 

Несмотря на беспрецедентные обстоятельства, 

нашим  специалистам  удалось  довольно  точно 

спрогнозировать ситуацию. Поначалу мы рассчиты-

вали, что снижение потребления мощности в апре-

ле  не  превысит  5%,  этот  прогноз  основывался  на 

фактической картине происходящего и на текущих 

показателях снижения, которое было обусловлено 

введением ограничительных мер. В итоге снижение 

достигло примерно 7% — в первую нерабочую неде-

лю апреля по сравнению с последней рабочей не-

делей марта максимальное суточное потребление 

мощности в энергосистеме снизилось со 130 ГВт до 

121 ГВт. Хороший уровень достоверности прогноза, 

учитывая отсутствие адекватной статистики в про-

шлом.

Но  мы  столкнулись  и  с  неожиданным  фактором: 

оказалось,  что  снижению  потребления  в  таких  ситу-

ациях присуща определенная инерция, то есть с те-

чением времени оно продолжает падать, несмотря на 

объективные  обстоятельства.  Например,  продолжи-

лось снижение потребления нефтедобывающих и не-

фтетранспортных  компаний.  В  целом  же  на  данный 

момент мы прогнозируем, что общий объем снижения 

потребления по ОЭС Центра и ОЭС Средней Волги 

по итогам года может достичь 10–12%. То есть у нас 

есть более четкое понимание того, как ситуация будет 

развиваться, как она повлияет на параметры работы 

энергосистемы — в итоге мы обогатили свой опыт но-

выми данными. 

Также  определенные  технологические  сложности 

были связаны с тем, что необычно продолжительный 

и  обильный  паводок  на  Волжско-Камском  каскаде 

ГЭС  совпал  по  времени  с  периодом  значительно-

го  снижения  потребления.  В  паводок  ГЭС  работают 

«в базовом режиме» — то есть с фиксированной пол-

ной  нагрузкой,  поскольку  это  и  экономически  более 

эффективно  для  энергосистемы,  и  технологически 

сбросить  такой  объем  воды  вхолостую  невозможно. 

И два этих фактора — сниженное потребление и не-

обходимость работы ГЭС «в базе» — вызвали опре-

деленные трудности, особенно в ночные часы, когда 

потребление минимальное из возможного. Пришлось 

остановить все блоки тепловых электростанций, кро-

ме  обеспечивающих  горячее  водоснабжение  и  те-

плоснабжение,  чего  оказалось  недостаточно.  И  эти 

трудности,  наверно,  впервые  в  новейшей  истории 

российской электроэнергетики, решались долгосроч-

ной разгрузкой атомных станций — совокупное макси-

мальное значение разгрузки в этот период достигало 

4300  МВт.  Надо  отметить,  что  это  беспрецедентное 

снижение мощности АЭС. 

Иногда  приходилось  использовать  еще  более 

«экзотические»  методы.  Например,  однажды  АЭС 

с блоками ВВЭР даже участвовали в суточном регу-

лировании — на ночь они разгружались, днем подни-

мали нагрузку, а ночью разгружались снова. Такого 

в истории отечественной электроэнергетики еще не 

было — в штатном режиме атомные станции в силу 

технологических  особенностей  обычно  не  участву-

ют  в  суточном  регулировании,  те  из  них,  которые 

оснащены  реакторами  типа  РБМК  по  технологиче-

ским  причинам  обычно  работают  «в  базе».  Однако 

ВВЭР  —  современные  энергоблоки,  обладающие 

определенной «гибкостью» в плане снижения и на-

бора  нагрузки,  что  позволяет  использовать  их  для 

краткосрочного сглаживания суточного графика в си-

туациях,  когда  других  способов  регулирования  не-

достаточно.  Мы  предложили  Концерну  «Росэнерго-

атом» помочь таким образом энергосистеме. Коллеги 

 4 (61) 2020


Page 4
background image

36

18,3%

6,7%

6,6%

5,3%

4,4%

4,5%

1,8%

Рис

. 2. 

Снижение

 

потребления

 

электроэнергии

 

по

 

отраслям

 

с

 1 

мая

 

по

 30 

июня

 (

относительно

 

аналогичного

 

перио

-

да

 2019 

года

)

—  нефтедобывающие предприятия

—  предприятия по транспортировке нефти

—  электрифицированный железнодорожный 

транспорт

—  крупные металлургические предприятия

—  газодобывающие предприятия

—  газоперекачивающие станции

—  крупные предприятия химической

промышленности

рассмотрели варианты, сделали расчеты и согласи-

лись.  Таким  образом,  мы  в  этот  кризисный  период 

вместе с «Росэнергоатомом» отработали новые воз-

можности управления режимом ЕЭС России.

—  Как в Системном операторе восприняли из-

менение формата работы и перевод сотрудников 

на удаленный режим?

—  «Удаленка»  однозначно  стала  более  неожи-

данной,  чем  реакция  энергосистемы.  В  компании 

на удаленный режим перешло более 5,8 тыс. чело-

век  —  свыше  72%  коллектива.  В  офисах  остались 

только те, чье присутствие безусловно необходимо 

для непосредственного управления энергосистемой 

— по большей части это сменный персонал: диспет-

черские смены, дежурные специалисты по ИТ и ряд 

других  сотрудников.  Все  меры,  принятые  в  целях 

борьбы  с  пандемией,  на  процессе  оперативно-дис-

петчерского  управления  не  отразились  —  никаких 

провалов  ни  с  точки  зрения  управления  режимом 

энергосистемы, ни с точки зрения обработки заявок 

допущено не было.

Поначалу  работать  из  дома  было  несколько  не-

обычно, но за пару недель все привыкли. Расписание 

рабочего дня практически у всех осталось прежним: 

утренние  совещания,  переклички,  оперативки,  по-

становка задач, получение отчетов о выполнении. На 

мой  взгляд,  главная  сложность  режима  самоизоля-

ции  —  не  совсем  подходящие  для  работы  бытовые 

условия, невозможность «выйти из кабинета», отсут-

ствие привычного рабочего общения. То есть, обще-

человеческие факторы, которые никак не связаны со 

спе ци фикой нашей деятельности, с ними столкнулись 

все, кто был вынужден работать вне офисов.

—  Как изменилась работа ваших подчиненных 

в период самоизоляции?

—  При  всех  изменениях  технических  средств 

взаимодействия  принципы  работы  и  отношений 

в коллективе остались неизменными. Но если у дис-

петчеров и большинства других специалистов техно-

логического блока Системного оператора фактически 

ничего не изменилось ни в Москве, ни в регионах, то 

этого не скажешь о специалистах ИТ-блока — имен-

но на их долю пришлась основная нагрузка. Коллеги 

взяли  на  себя  всю  работу  по  технологическому  со-

провождению  перевода  сотрудников  на  удаленный 

режим, обеспечили дистанционную работу всех про-

граммных  продуктов,  необходимых  для  выполнения 

наших функций. Во многом благодаря специалистам 

ИТ-блока  нам  удалось  пройти  этот  путь  без  сбоев 

и потерь в управляемости, организации или коммуни-

кациях друг с другом и внешним миром. 

—  Насколько  серьезно  Вы  лично  отнеслись 

к угрозе пандемии?

—  С  точки  зрения  своего  отношения  к  вопросу 

о необходимости ограничительных мер я был, навер-

ное, более категоричен, чем некоторые руководите-

ли компании и филиалов. С отдельными коллегами 

мы  даже  спорили  поначалу:  я  говорил,  что  нужно 

переводить  людей  на  «удаленку»,  а  мне  отвечали, 

что  в  этом  нет  необходимости,  что  по  всей  Москве 

всего  сто  заболевших.  Но  я  очень  серьезно  к  это-

му  относился,  потому  что  и  диспетчеры  (ключевые 

фигуры  оперативно-диспетчерского  управления), 

и большинство специалистов технологического бло-

ка — это «штучные» профессионалы, которых невоз-

можно заменить, и если они заболеют, нам придется 

очень непросто. 

—  Что Вас как руководителя больше всего тре-

вожило в это время?  

—  Как  уберечь  от  заражения  тех,  кто  остался 

в диспетчерских центрах. Сменный персонал — это 

специалисты с уникальной квалификацией, которые 

обучаются  годами,  их  немного  в  сравнении  с  об-

щим размером трудового коллектива. И они работа-

ют  сменами  по  несколько  человек.  Если  заразился 

один, то на карантин должна уйти вся смена. Две-три 

смены  на  карантине  —  это  уже  серьезный  кризис. 

Мы  предприняли  беспрецедентные  меры,  в  числе 

УПРАВЛЕНИЕ

СЕТЯМИ


Page 5
background image

37

которых наличие санитайзеров в офисе — это про-

сто цветочки. Смены впервые в истории оперативно-

диспетчерского управления были рассажены в раз-

ные  кабинеты:  диспетчеры,  как  обычно,  на  щите, 

дежурные  информаторы  —  в  отдельном  кабинете, 

дежурные оперативного планирования — тоже в от-

дельном.  Передача  смены  —  только  «заочная»,  по 

телефону. Добираться до работы всем — только лич-

ным транспортом или на служебных машинах. Так-

же на случай крайних обстоятельств провели рота-

цию смен и графиков: создали несколько резервных 

смен, которые в течение двух недель вообще не ра-

ботали на щите, а работали с документацией дома, 

играли противоаварийные тренировки. Потом смены 

менялись местами.

Должен сказать, что все эти меры оказались оправ-

данными, потому что в ряде диспетчерских центров 

были  случаи  заболевания  среди  сменного  персона-

ла,  возникала  реальная  опасность  заражения  смен, 

их необходимо было выводить на двухнедельный до-

машний карантин. Именно в эти моменты нам и при-

годилась резервная схема. 

Очень  важно,  что  сменный  персонал  —  это  все 

очень  ответственные  и  дисциплинированные  люди. 

Они прекрасно понимают степень ответственности за 

коллег  и  соблюдали  все  необходимые  меры  предо-

сторожности постоянно. Во многом именно благодаря 

такому отношению удалось сохранить сменный пер-

сонал в целом здоровым. Ведь мы не можем контро-

лировать людей или обеспечивать им безопасность, 

когда они находятся дома.

—  Как  ограничительные  меры  повлияли  на 

ключевые  деловые  процессы  оперативно-дис-

петчерского  управления?  Понадобилась  ли  их 

корректировка или перенастройка?

—  Нет, в корректировке, а тем более перенастрой-

ке  деловых  процессов  необходимости  не  возникло. 

Технологически  мы  были  готовы  к  любой  ситуации. 

Достаточно было лишь изменения физического рас-

положения  рабочих  мест.  Первые  полторы  недели 

люди,  которые  первыми  перевелись  на  удаленный 

режим, были вынуждены взять на себя некоторые за-

дачи тех коллег, которые еще не могли их выполнять 

из-за  отсутствия  технологических  возможностей  или 

недостаточной  оснащенности  техническими  сред-

ствами. Это было связано с большой загрузкой спе-

циалистов  ИТ-блока,  которые  создавали  всему  кол-

лективу возможности для удаленной работы. Но все 

отнеслись к этому с пониманием, как к производствен-

ной необходимости.

 

—  Что  было  самым  трудным  в  организации 

работы из дома? Как Вы смогли преодолеть эти 

трудности?

—  Я бы не сказал, что испытывал какие-то труд-

ности.  Думаю,  вне  зависимости  от  направления  де-

ятельности, как и всем, пришлось мириться с быто-

выми сложностями – например, когда дети постоянно 

рядом, и им нужно объяснить, что папа работает, и его 

нельзя отвлекать. Но дети быстро перестроились: раз 

папа ушел в комнату, значит все — папа на работе. 

—  Нашли  ли  Вы  что-то  полезное,  приятное 

в новом опыте? Может быть, что-то возьмете на 

вооружение в будущем?

—  Да,  однозначно.  Как  руководитель  я  буду  ста-

вить вопрос о том, чтобы максимально использовать 

в  работе  возможности  удаленного  доступа.  Напри-

мер,  полученный  опыт  показал,  что  иногда  личное 

присутствие на совещаниях совсем не обязательно. 

Но  если  говорить  о  трудовом  коллективе  в  це-

лом, то в плане рабочего режима и дисциплины, ду-

маю, все-таки лучше работать в офисе — там люди 

более  собраны,  сосредоточены,  нет  отвлекающих 

факторов, которые есть дома. Хотя такое мнение, 

как я уже успел узнать, разделяют не все. Многим 

нравится, к примеру, то, что в удаленном режиме не 

тратится время на дорогу до офиса или на какие-то 

необязательные встречи. Что ж, будем искать ком-

промиссы.  

Материал

 

подготовлен

пресс

-

службой

 

АО

 «

СО

 

ЕЭС

»

СПРАВКА

.

 Режим нерабочих дней из-за коронавируса начал действовать с 30 марта. В середине мая 

действие режима самоизоляции было в целом завершено, но снижение потребления электроэнергии 

продолжалось. 

Сразу  после  ввода  ограничительных  мер  потребление  электроэнергии  на  первой  неделе  апреля 

2020 года в сравнении с первой неделей 2019 года снизилось на 4,5%. К концу апреля 2020 года от-

ставание от показателей прошлого года сократилось, и на последней неделе апреля снижение к анало-

гичному периоду 2019 года уже составляло 1,6%. По итогам апреля 2020 года зарегистрировано сниже-

ние потребления электроэнергии ЕЭС России на 2,9% относительно показателя апреля 2019 года при 

сопоставимых температурных условиях. Однако, несмотря на наметившуюся в апреле тенденцию по 

восстановлению потребления электроэнергии и планомерное ослабление в ряде регионов карантин-

ных мер, в мае и июне 2020 года отмечается снижение динамики относительно достигнутой в апреле 

2020 года (за период с 1 мая по 30 июня 2020 года снижение потребления электроэнергии ЕЭС Рос-

сии к аналогичному периоду 2019 года составило 5,7%). Дополнительное снижение динамики, начиная 

с мая 2020 года, главным образом обусловлено сокращением объемов добычи нефти в соответствии со 

сделкой «ОПЕК+» и, как следствие, снижением транзита нефти по нефтепроводам.

Больше всего потребление электроэнергии упало из-за пандемии в таких отраслях как машиностро-

ение (на 14,5%), железнодорожные перевозки (на 6,7%), металлургия (порядка 3%). Значительное сни-

жение потребления показали торговые центры, санаторно-курортный и гостиничный комплексы.

 4 (61) 2020


Читать онлайн

Как российская энергосистема отреагировала на пандемию, как с этим справился Системный оператор, какое значение для управления ЕЭС России имеет «живое» общение и как может измениться режим работы диспетчеров после COVID-19? Эти и другие вопросы мы задали заместителю Председателя Правления АО «СО ЕЭС» Сергею Павлушко.

Поделиться:

«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 2(71), март-апрель 2022

Повышение эффективности производственной деятельности в Группе «Россети»

Интервью Управление сетями / Развитие сетей Управление производственными активами / Техническое обслуживание и ремонты / Подготовка к ОЗП Охрана труда / Производственный травматизм
Интервью с Первым заместителем Генерального директора — Главным инженером ПАО «Россети» А.В. Майоровым
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 2(71), март-апрель 2022

Совершенствование процесса технологического присоединения энергопринимающих устройств заявителей в границах СНТ. Опыт ПАО «Россети Московский регион»

Управление сетями / Развитие сетей
ПАО «Россети Московский регион»
Спецвыпуск «Россети» № 1(24), март 2022

Передовые технологии группы компаний «Россети»

Управление сетями / Развитие сетей Цифровая трансформация / Цифровые сети / Цифровая подстанция
Григорий Гладковский, Дмитрий Капустин (ПАО «Россети»), Эльдар Магадеев (НТС «Россети» / «Россети ФСК ЕЭС»)
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 1(70), январь-февраль 2022

Повышение эффективности почасового прогнозирования электропотребления с помощью моделей машинного обучения на примере Иркутской энергосистемы. Часть 2

Управление сетями / Развитие сетей Энергоснабжение / Энергоэффективность Цифровая трансформация / Цифровые сети / Цифровая подстанция
Томин Н.В. Корнилов В.Н. Курбацкий В.Г.
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение»