Методические вопросы и исследования развития ЭЭС России в составе межгосударственных энергообъединений

Page 1
background image

Page 2
background image

44

Методические вопросы 
и исследования развития 
ЭЭС России в составе 
межгосударственных 
энергообъединений

УДК 620.9:621.311

э

н

е

р

г

о

с

н

а

б

ж

е

н

и

е

энергоснабжение

Подковальников

 

С

.

В

.,

к.т.н., заведующий лабо-

раторией ИСЭМ СО РАН

Чудинова

 

Л

.

Ю

.,

к.т.н, старший научный 

сотрудник лаборатории 

ИСЭМ СО РАН

Предлагается

 

двухэтапная

 

методология

 

обоснования

 

эффек

-

тивности

 

развития

 

межгосударственного

 

энергообъединения

 

и

 

участия

 

в

 

нем

 

отдельных

 

стран

При

 

этом

 

используется

 

оп

-

тимизационная

 

математическая

 

модель

 

развития

 

и

 

режимов

 

энергосистем

Приводятся

 

результаты

 

исследования

 

эффек

-

тивности

 

формирования

 

энергобъединения

 

в

 

Северо

-

Восточной

 

Азии

 

и

 

участия

 

в

 

нем

 

стран

 

региона

включая

 

Россию

.

Ключевые

 

слова

:

межгосударственные элек-

трические связи и энер-

гообъединения, электро-

энергетические системы, 

генерирующие мощности, 

пропускные способности, 

интеграционные системные 

эффекты, затраты

П

роцессы  электроэнергетической  ин-

теграции,  представляющей  собой 

создание  межгосударственных  элек-

трических  связей  и  формирование 

энергообъединений (МГЭС и МГЭО), начались 

более века назад и имеют богатую историю [1]. 

СССР  активно  участвовал  в  интеграционных 

процессах,  устанавливая  электрические  свя-

зи,  прежде  всего,  с  территориально,  а  также 

политически и экономически близкими страна-

ми.  Эта  интеграция  протекала  весьма  успеш-

но. При этом подходы к обоснованию развития 

электроэнергетических систем (ЭЭС) в услови-

ях электроэнергетической интеграции тогда но-

сили централизованный характер. 

В  современных  условиях  требуются  изме-

нения  подходов  к  обоснованию  решений  по 

совместному  развитию  национальных  ЭЭС 

в  пользу  усиления  учета  интересов  участвую-

щих сторон. Ориентация России на Восток с ее 

возможным участием в мегапроекте Азиатского 

энергокольца также требует совершенствования 

методологии  обоснования  развития  ЭЭС,  меж-

государственных  электрических  связей  и  энер-

гообъединений  на  их  основе.  При  этом  в  мире 

пока  не  сформировалась  целостная  методо-

логия,  которая  могла  бы  быть  применена  для 

обоснования развития ЕЭС России с учетом ее 

внешних  электрических  связей,  эффективного 

участия в указанном мега-проекте и других про-

ектах электроэнергетической интеграции. Такая 

методология  вместе  с  необходимыми  матема-

тическими  моделями  сформирована  в  ИСЭМ 

СО РАН и представлена ниже. 

Методология  является  двухэтапной.  На 

первом  этапе  определяются  общие  показате-


Page 3
background image

45

ли  и  эффективность  будущего  межгосударствен-

ного  энергообъединения.  Фактически  решением 

подобной  задачи  ограничивались  ранее  исследо-

вания обоснования эффективности развития МГЭС 

и  МГЭО.  Однако  дополнительно  необходимо  найти 

эффекты  для  отдельных,  входящих  в  объединение 

стран,  поскольку,  если  хотя  бы  один  из  участников 

МГЭО не будет иметь положительного эффекта, то 

такое  энергообъединение  не  состоится  или  может 

состояться в ограниченном составе и, соответствен-

но, с меньшей эффективностью. Это выполняется на 

втором этапе.

Представленная  методология  охватывает  ста-

дию  технико-экономических  исследований  эффек-

тивности  формирования  МГЭО  и  входящих  в  него 

ЭЭС.  Более  детальные  технические  исследования 

(системной  надежности,  электрических  режимов) 

выполняются на последующих стадиях обоснования 

развития МГЭО.

МЕТОДИЧЕСКИЕ

 

ПОЛОЖЕНИЯ

 

И

 

МАТЕМАТИЧЕСКИЕ

 

МОДЕЛИ

На  первом  этапе  проводятся  достаточно  сложные 

оптимизационные  расчеты  для  сценариев  отсут-

ствия  (сценарий  1)  и  создания  МГЭО  (сценарий  2) 

с  использованием  математической  модели  опти-

мизации  развития  и  режимов  работы  энергосистем 

ОРИРЭС [1, 2]. Целевой функцией модели являют-

ся  приведенные  к  годовой  размерности  затраты  по 

всем объединяемым энергосистемам, которые мини-

мизируются для обоих сценариев:
 

З

разд

(

X

) → 

min

, З

совм

(

X

)→m

i

n, 

(1)

где  З

разд

(

X

)  —  целевая  функция  модели  для  сцена-

рия 1; З

совм

(

X

) — целевая функция модели для сце-

нария 2; 

X

 — вектор переменных модели ОРИРЭС, 

включая установленные и часовые рабочие мощно-

сти электростанций разного типа (тепловые — ТЭС, 

включая  паротурбинные,  газотурбинные,  парогазо-

вые,  в  том  числе  когенерационные  —  ТЭЦ,  атом-

ные — АЭС, гидравлические — ГЭС, гидроаккумули-

рующие — ГАЭС) и использующие различные виды 

органического  топлива  (уголь,  газ,  мазут),  пропуск-

ные способности межсистемных электрических свя-

зей и часовые перетоки по ним [1].

Оптимизация целевой функции модели ОРИРЭС 

выполняется  при  условии  обеспечения  балансов 

установленных и часовых рабочих мощностей в уз-

лах расчетной схемы и выполнения ограничений на 

развитие установленных мощностей электростанций 

и  пропускных  способностей  электрических  связей, 

интегральных ограничений на наличие гидроэнерге-

тических ресурсов для ГЭС и ГАЭС, а также с учетом 

регулирующего  диапазона  генерирующих  мощно-

стей разных типов. 

Полученные  в  результате  оптимальные  значе-

ния целевой функции из выражения 1 сравниваются 

между собой (З

разд

 

≷ 

З

совм

). Если затраты во втором 

сценарии ниже, чем в первом (З

разд

 > З

совм

), то МГЭО 

является эффективным, в противном случае — нет. 

Экономический эффект энергообъединения опреде-

ляется как разность затрат (значений целевых функ-

ций) для первого и второго сценариев: 

 

±Э

рез

 = З

разд

 – З

совм

(2)

Если энергообъединение эффективно, то эффект 

будет  положительным  (+Э

рез

),  если  нет,  то  отрица-

тельным (то есть фактически будет ущерб от форми-

рования энергообъединения) (–Э

рез

). Данный эффект 

является интегральным. Он включает в себя систем-

ные  эффекты,  получаемые  за  счет  формирования 

МГЭО.  Наиболее  распространенные  из  них  —  это 

мощностной (Э

мощн

) и топливный (Э

топл

) эффекты. 

Первый из них обусловлен тем, что в разных на-

циональных и региональных ЭЭС имеют место раз-

личные режимы электропотребления, обусловленные 

разной структурой потребителей и отличием социаль-

но-экономических  и  природно-климатических  усло-

вий. В результате при объединении ЭЭС и совмеще-

нии  графиков  нагрузки  режим  электропотребления 

становится более равномерным, а совмещенный мак-

симум  нагрузки  снижается  (по  сравнению  с  суммой 

отдельных максимумов), что приводит к снижению по-

требности в установленных мощностях в МГЭО и, со-

ответственно, к мощностному эффекту.

Топливный  эффект  возникает  вследствие  того, 

что при объединении имеется возможность шире ис-

пользовать наиболее эффективные источники элек-

троэнергии, в том числе крупные тепловые и гидрав-

лические  электростанции.  В  результате  снижаются 

затраты на топливо в целом по энергообъединению, 

хотя  при  этом  могут  возрасти  потери  на  передачу 

электроэнергии. 

Мощностной и топливный эффекты рассчитыва-

ются аналогично выражению (2) как разность затрат 

на ввод мощности и расход топлива при раздельной 

работе национальных ЭЭС (сценарий 1) и при созда-

нии МГЭО (сценарий 2):
 

Э

мощн

 = 

∈ 

J

  

∈ 

I

 И

ji

разд

 – 

∈ 

J

 

∈ 

I

 И

ji

совм

 

Э

топл

 = 

∈ 

J

  

∈ 

I

 С

ji

разд

 – 

∈ 

J

 

∈ 

I

 С

ji

совм

(3)

где Э

мощн

 — мощностной эффект от формирования 

МГЭО; 

i

  —  индекс  типа  генерирующей  мощности; 

I

  —  количество  типов  генерирующих  мощностей; 

j

 — индекс узла (ЭЭС/страны) расчетной схемы; 

J

 — 

количество  узлов  (ЭЭС/стран)  расчетной  схемы/

ЭЭС;  И

ji

разд

  —  затраты  в  генерирующие  мощности 

типа 

i

 в узле 

j

 при изолированной работе энергоси-

стем; И

ji

совм

 — затраты в генерирующие мощности 

типа 

i

  в  узле 

j

  при  совместной  работе  энерго сис-

тем;  Э

топл

  —  топливный  эффект  от  формирования 

МГЭО;  С

ji

разд

  —  топливные  затраты  генерирующей 

мощности типа 

i

 в узле 

j

 при изолированной работе 

энергосистем; С

ji

совм

 — топливные затраты генери-

рующей  мощности  типа 

i

  в  узле 

j

  при  совместной 

работе энергосистем.

Помимо указанных эффектов (выраженных в эко-

номическом  эквиваленте)  в  интегральный  эффект 

также входят затраты на создание МГЭС (З

МГЭС

), сни-

жающие этот эффект:
 

Э

рез

 = Э

мощн

 + Э

топл

 – З

МГЭС

(4)

В  данном  выражении  представлен  положитель-

ный  результирующий  системный  эффект  создания 

МГЭО  (так  же,  как  и  входящие  в  него  мощностной 

и  топливный  эффекты,  хотя  в  общем  случае  один 

 4 (61) 2020


Page 4
background image

46

из них может быть положительным, а другой — от-

рицательным, но в сумме с учетом затрат в МГЭС, 

давая  положительную  результирующую  величину), 

поскольку,  если  результирующий  эффект  отрицате-

лен, то дальнейшие исследования не имеют смысла.

Второй  этап.  Результаты,  полученные  на  первом 

этапе,  позволяют  определить  не  только  суммарный 

интеграционный системный эффект, но и эффекты по 

отдельным  странам-участникам 

  (



∈ 

  —  количе-

ство стран). Так, мощностной эффект для некоторой 

страны определяется как разность между затратами 

на развитие и эксплуатацию генерирующей мощности 

(без учета топливной составляющей) при изолирован-

ной  и  совместной  работе  соответствующей  нацио-

нальной ЭЭС. Аналогично определяется и топливный 

эффект, когда сравниваются затраты на топливо для 

изолированной и совместной (в рамках МГЭО) рабо-

ты некоторой национальной ЭЭС. Эффекты по стра-

нам определяются согласно следующих выражений:

   Э

мощн

 = 

∈ 

J

 

∈ 

I

 И

ji

разд

 – 

∈ 

J

 

∈ 

I

 И

ji

совм



∈ 

,  (5)

   Э

топл

 = 

∈ 

J

 

∈ 

I

 С

ji

разд

 – 

∈ 

J

 

∈ 

I

 С

ji

совм



∈ 

,  (6)

где Э

мощн

 — мощностной эффект 

-й страны; Э

топл

 — 

топливный эффект 

-й страны.

В выражениях (5) и (6) суммирование ведется не 

только по типам мощностей электростанций 

i

 (

∈ 

I

), 

но и по узлам 

j

 (

∈ 

J

), которые представляют в рас-

четной схеме некоторую национальную энергосисте-

му 

 (



∈ 

). 

В случае, когда страна экономит установленные 

генерирующие  мощности  при  вхождении  в  МГЭО, 

Э

мощн

 будет иметь положительное значение. Если же 

при вхождении в МГЭО для некоторой страны ока-

жется эффективным экспорт электроэнергии, то та-

кая страна будет наращивать свои мощности, и Э

мощн

 

для нее будет иметь отрицательное значение. Таким 

образом, в общем случае, мощностной эффект для 

отдельной  страны  может  быть  как  положительным, 

так и отрицательным (±Э

мощн

), даже, если в рамках 

МГЭО в целом этот эффект положителен.

Для  страны,  ориентирующейся  на  экспорт  элек-

троэнергии в рамках МГЭО, топливный эффект мо-

жет быть отрицательным, а для страны, которой при 

вхождении в МГЭО выгодно получать дешевую элек-

троэнергию извне, этот эффект положителен. Поэто-

му в общем случае топливный эффект для отдель-

ной  страны  также  может  быть  как  положительным, 

так и отрицательным (±Э

топл

).

Для страны-импортера (когда страна экономит топ-

ливо  и  сокращает  вводы  генерирующих  мощностей, 

получая  дешевую  электроэнергию  извне)  в  резуль-

тирующем  страновом  эффекте  необходимо  допол-

нительно  учесть  затраты  на  импорт  электроэнергии 

этой  страной  (ЗИ



∈ 

).  Для  страны-экспортера 

(когда страна расходует средства на дополнительные 

вводы экспортных электростанций и топливо для них) 

требуется учесть доходы от экспорта электроэнергии 

(ДЭ



∈ 

). При этом некоторые страны могут быть 

как экспортерами, так и импортерами электроэнергии.

Затраты на импорт и доходы от экспорта опреде-

ляются, исходя из цен и объемов торговли электро-

энергией: 

 

ЗИ

∈ 

J

 

∈ 

S

 

∈ 

s

 

x

и

j

м

t

п

s

 

p

jts



∈ 

 

ДЭ

∈ 

J

 

∈ 

S

 

∈ 

s

 

x

э

j

к

t

с

s

п

 

p

jts



∈ 

(7)

где 

x

и

j

м

t

п

s

 — объем импортируемой мощности узлом 

j

 

страны 

 в час 

t

 (

∈ 

T

T

 = 24 часа) сезона 

s

 (

∈ 

S

= 4 сезона); 

x

э

j

к

t

с

s

п

 — объем экспортируемой мощно-

сти узлом 

j

 страны 

 в час 

t

 в сезон 

s

p

jts

 — цена 

в узле 

j

 страны 

 в час 

t

 в сезон 

s

s

 — эффектив-

ное  число  суток  в  сезоне 

s

  (такое  число  суток,  при 

умножении которого на объем электроэнергии в мак-

симальных сутках сезона получается электропотре-

бление, равное принятому сезонному потреблению).

Величина 

p

jts

  в  выражениях  (7)  является  обоб-

щенной  двойственной  переменной  (множителем 

Лагранжа),  включающей  в  себя  отдельные  оценки, 

формирующиеся по всем указанным выше ограниче-

ниям оптимизационной модели ОРИРЭС. Обобщен-

ная  двойственная  оценка  является  долгосрочной, 

учитывающей  инвестиционные  составляющие  на 

развитие генерирующих мощностей и электрических 

связей. Она характеризует ценность электроэнергии 

в соответствующем узле для производителя и потре-

бителя  и  выступает  в  качестве  узловой  цены  элек-

троэнергии [3 и др.].

Интегральный баланс доходов от экспорта и рас-

ходов  на  импорт  электроэнергии  соответствующей 

страной в расчетном году представляет собой торго-

вый эффект (±Э

торг



∈ 

), который в общем случае 

может  быть  как  положительным,  так  и  отрицатель-

ным. Сумма торговых эффектов по странам в рам-

ках МГЭО равна нулю, поскольку то, что для одной 

страны является расходом на импорт, для другой — 

доходы от экспорта. Поэтому при оценке интеграци-

онного системного эффекта по МГЭО в целом в вы-

ражении  4  на  первом  этапе  данная  составляющая 

эффекта не учитывалась.

Таким образом, эффект для каждой страны от при-

соединения к МГЭО включает в себя мощностной, то-

пливный и торговый, а также учитывает часть затрат 

в МГЭС, приходящуюся на страну (З

МГЭС



∈ 

): 

 

Э

рез

= ±Э

мощн

± Э

топл

 ± Э

торг

 – З

МГЭС



∈ 

.  (8)

Для определения З

МГЭС



∈ 

 требуется выпол-

нить распределение затрат в МГЭС между участву-

ющими  странами.  Для  этого  может  быть  использо-

ван  практический  подход,  когда  разделение  затрат 

в  МГЭС  выполняется,  например,  в  соответствии 

с  затратами  в  межгосударственные  линии,  вложен-

ными  на  территории  соответствующих  стран.  Так, 

например, при организации приграничного экспорта 

электроэнергии  из  ОЭС  Востока  России  в  Северо-

Восточный Китай электросетевые объекты для обес-

печения этого экспорта сооружались каждой страной 

на своей территории за свой счет.

Таким образом, полученный эффект от создания 

МГЭО/МГЭС  для  каждой  страны  (Э

рез



∈ 

)  по-

зволяет  предварительно  обосновать  участие  этой 

страны (в первую очередь, России) в электроэнер-

гетической  интеграции  с  другими  странами.  При 

этом также оцениваются и обосновываются основ-

ные  параметры  развития  внешних  электрических 

связей  и  самой  энергосистемы  страны  (объемы 

и структура генерирующих мощностей и выработки 

ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЕ


Page 5
background image

47

электроэнергии,  топологии  и  пропускной  способ-

ности  основной  электрической  сети  на  разных  ее 

участках и др.). 

ИССЛЕДОВАНИЕ

 

ЭФФЕКТИВНОСТИ

 

ФОРМИРОВАНИЯ

 

МГЭО

 

СВА

 

И

 

УЧАСТИЯ

 

В

 

НЕМ

 

РОССИИ

Предполагалось, что в потенциальном энергообъеди-

нении  Северо-Восточной  Азии  (СВА)  принимают 

участие Россия (Сибирской и Дальневосточной объ-

единенными энергосистемами — ОЭС, а также ЭЭС 

Сахалина),  Китай  (Северной  и  Северо-Восточной 

энергосистемами),  Монголия,  Корейская  Народно-

Демократическая Республика (КНДР), Республика Ко-

рея (РК) и Япония. Энергосистемы указанных стран 

и регионов представлены узлами в расчетной схеме 

для оптимизации на модели ОРИРЭС. Принималось, 

что электрические связи между узлами (странами/ре-

гионами) реализуются с использованием технологии 

постоянного  тока  напряжением  ±800  кВ.  Расчетный 

период принимался до 2035 года включительно. 

Для  исследования  были  разработаны  несколько 

сценариев формирования МГЭО в СВА:

• 

базовый

 

(сценарий 1), как уже отмечалось, пред-

полагает  изолированную  работу  национальных 

энергосистем,  выступая  «точкой  отсчета»  для 

определения  сравнительной  эффективности 

остальных сценариев;

• 

интеграционный

  (сценарий  2)  предполагает 

совместную  оптимизацию  развития  и  функцио-

нирования  национальных  ЭЭС  в  рамках  МГЭО 

в регионе СВА для расчетного года;

• 

сценарий

 

ограниченной

 

интеграции

  (сцена-

рий 3) аналогичен сценарию 2, но в нем учитыва-

ются ограничения на обмены перетоками между 

странами,  исходя  из  технических  возможностей 

реализации таких обменов, а также обеспечения 

энергобезопасности;

• 

сценарий

 «

Россия

–»

 (сценарий 4), в котором Рос-

сия исключается из МГЭО СВА и рассматриваются 

МГЭО без России и работающие отдельно от него 

энергосистемы России (ОЭС Сибири и Востока);

• 

экологический

 

сценарий

  (сценарий  5),  в  кото-

ром  учитывается  плата  за  эмиссию  диоксида 

углерода ТЭС на органическом топливе в Китае, 

которые  выбрасывают  значительные  объемы 

вредных  веществ  в  атмосферу,  в  связи  с  чем 

экологическая  ситуация  в  стране  требует  неза-

медлительного решения.

На рисунке 1 представлены полученные в резуль-

тате  расчетов  основные  энергоэкономические  си-

стемные эффекты сценариев. Как видно из диаграм-

мы,  все  сценарии  формирования  МГЭО  СВА  дают 

положительные  энергоэкономические  эффекты. 

Наиболее эффективным является сценарий 3 (если 

не учитывать гипотетический сценарий 2, в котором 

отсутствуют ограничения на передачу электроэнер-

гии между странами). 

Как  показали  исследования,  для  России  эффек-

тивны  различные  способы  электроэнергетической 

интеграции со смежными странами СВА. Так, в япон-

ском  направлении  эффективен  экспорт  электро-

энергии,  обеспечиваемый  с  Российского  Дальне-

го  Востока  (РДВ).  Он  составляет  29–38  ТВт·ч/год

в  зависимости  от  сценария.  При  этом  порядка  10–

15  ТВт·ч/год  поставляется  из  материковой  части 

РДВ,  а  остальной  объем  электроэнергии  обеспечи-

вается  экспортными  электростанциями  Сахалина. 

Далее общий экспортный переток мощностью поряд-

ка 5 ГВт транспортируется на Хоккайдо. В китайском 

направлении  для  России  целесообразно  осущест-

вление (в том числе через Монголию) взаимных об-

менов электроэнергией, обусловленных, в основном 

реализацией системных эффектов объединения на-

циональных  энергосистем,  в  том  числе  предостав-

лением  системных  услуг  Китаю  по  выравниванию 

неравномерной  энергоотдачи  его  возобновляемых 

источников электроэнергии (солнечных и ветровых) 

за счет сибирских ГЭС. С КНДР и через нее с РК для 

России эффективно осуществление взаимных обме-

нов  электроэнергией,  обусловленных,  в  том  числе, 

реализацией системных эффектов. 

В таблице 1 представлены оптимальные пропуск-

ные способности МГЭС между странами и региона-

ми СВА, в том числе с Россией, 

для  сценариев  формирования 

МГЭО.  В  этой  таблице  пред-

ставлены 

«двухстрановые» 

МГЭС (связывающие две стра-

ны), но, в то же время, некото-

рые из них являются отдельны-

ми  секциями  «трехстрановых» 

связей.  Что  касается  россий-

ских  внешних  электрических 

связей,  то  секции  Россия  – 

Монголия  и  Монголия  –  Китай 

формируют  «трехстрановую» 

МГЭС Россия – Монголия – Ки-

тай,  а  секции  Россия  –  КНДР 

и КНДР – РК формируют «трех-

страновую»  МГЭС  Россия  – 

КНДР – РК. 

Как видно из таблицы, фор-

мирование  МГЭО  в  СВА  тре-

бует  довольно  интенсивного 

Рис

. 1. 

Системные

 

эффекты

 

сценариев

, 2035 

г

.

Годовой

экономический

эффект,

млрд долл. / год

80

70

60

50

40

30

20

10

0

Инвестиционный

эффект,

млрд долл.

Мощностной

эффект,

ГВт

Топливный

эффект,

млн долл. / год

28,8

24,4

17,216,2

75,177,3

50,6

64,7

73,9

64,7

38

61,5

13,2

9,8 8,3

3,9

      Сценарий 2            Сценарий 3            Сценарий 4            Сценарий 5

 4 (61) 2020


Page 6
background image

48

развития  МГЭС.  При  этом  суммарная  пропускная 

способность внешних электрических связей России, 

например,  в  сценарии  3  составляет  30  ГВт.  Объ-

емы  и  доля  пропускных  способностей  российских 

внешних  электрических  связей  в  суммарном  объ-

еме  пропускных  способностей  МГЭС  СВА  весьма 

значительны, что говорит об эффективности элек-

троэнергетической  интеграции  России  и  смежных 

стран региона с сис темной точки зрения. Поэтому 

разрыв внешних электрических связей ЕЭС России 

(сценарий  4)  приводит  к  существенным  потерям 

для МГЭО СВА.

Оценка  эффективности  потенциального  МГЭО 

с учетом его разделенности на национальные ЭЭС 

выполняется для сценария 3, который можно рас-

сматривать как представительный и учитывающий 

существенные  факторы  и  условия  формирова-

ния МГЭО.

В таблице 2 приведены эффекты присоединения 

к МГЭО СВА для каждой страны, представляющие 

собой сумму мощностного, топливного и торгового 

эффектов  (эффект  от  торговли  электроэнергией), 

а также затрат в МГЭС, отнесенных на соответству-

ющую страну. Распределение затрат в МГЭС между 

странами выполнялось в соответствии с вложени-

ями, требующимися на территории стран, по кото-

рым  проходят  линии.  Как  видно,  сумма  эффектов 

по  странам  равна  интеграционному  системному 

эффекту, возникающему при формировании МГЭО 

СВА в сценарии 3 (рисунок 1).

Наибольший  эффект  от  участия  в  МГЭО  по-

лучают  Китай  и  Япония,  крупнейшие  участники 

этого  объединения  (в  сумме  —  практически  70% 

суммарного  системного  эффекта).  Наименьший 

эффект  у  Монголии.  Хотя  торговый  эффект  для 

России  наибольший,  затраты  на  сооружение  экс-

портных электростанций, топливо для них, а также 

в  межгосударственные  линии  «съедают»  весьма 

значительную часть данного эффекта, и в резуль-

тате России достается доля от общего системного 

эффекта  формирования  МГЭО  в  размере  около 

10%. Хотя эта доля относительно невелика, в аб-

солютном  выражении  она  практически  равна  чи-

стой  годовой  прибыли  такого  гиганта  российской 

электроэнергетики и экономики, как оператор элек-

трических сетей России ПАО «Россети» [4], являю-

щегося одной из крупнейших электросетевых ком-

паний мира.

ВЫВОДЫ

Как показали проведенные исследования, формиро-

вание МГЭО в СВА дает устойчивые положительные 

эффекты  для  разных  сценариев  его  реализации. 

Россия, развивая свои внешние электрические свя-

зи  в  восточноазиатском  направлении  и  становясь 

участником  данного  энергообъединения,  получает 

значительный  положительный  системный  эффект. 

Требуется  проведение  дальнейших  более  деталь-

ных предпроектных исследований возможностей ре-

ализации указанных связей.  

Работа выполнена в рамках проекта государственного за-

дания  17.6.2  (рег.  №  АААА-А17-117030310447-3)  фунда-

ментальных исследований СО РАН.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Беляев  Л.С.,  Подковальников  С.В.,  Савельев  В.А., 

Чудинова  Л.Ю.  Эффективность  межгосударственных 

электрических связей. Новосибирск: Наука, 2008. 239 с.

2.  Хамисов О.В., Савельев В.А., Подковальников С.В., Чу-

динова Л.Ю. Обоснование эффективности межгосудар-

ственных  энергообъединений  с  разделением  эффек-

тов между участниками // Автоматика и телемеханика, 

2018, № 10. С. 26–38.

3.  Zhang X.-P. Restructured electric power systems. Analysis 

of electricity markets with equilibrium models. Ed. by Xiao-

Ping Zhang. Wiley-IEEE Press, 2010. 307 p.

4.  «Россети»  увеличили  чистую  прибыль  по  МСФО  на 

40%. ПАО «Россети»: сайт. 06.04.2018. URL: http://www.

rosseti.ru/press/news/?ELEMENT_ID=32844.

REFERENCES

1.  Belyaev L.S., Podkovalnikov S.V., Saveliev V.A., Chudino-

va  L.Yu.  Eff ectiveness  of  interstate  electric  ties.  Novosi-

birsk: Nauka, Sib. Publ. Company of RAS, 2008. 239 p. (in 

Russian)

2.  Khamisov O.V., Savel’ev V.A.,  Podkoval’nikov S.V., Chudi-

nova L.Yu. // Automation and remote control, 2018, Vol.79, 

№ 10, pp.1756-1765.

3.  Zhang X.-P. Restructured electric power systems. Analysis 

of electricity markets with equilibrium models. Ed. by Xiao-

Ping Zhang. Wiley-IEEE Press, 2010. 307 p.

4.  According to IFRS the net profi t of Rosseti has increased in 

40%. PJSC Rosseti, site. 06.04.2018.

ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЕ

Табл. 1. Пропускные способности МГЭС, 2035 год, ГВт

Страны

Сценарии

2

3

4

5

Россия – Монголия

7,5

8,9

8

Россия (Сибирь) –

Китай (Северо-Восток)

9,2

4,1

5,9

Россия (РДВ) –

Китай (Северо-Восток)

4,7

10,7

13,1

Россия – КНДР

1,8

2,8

Россия – Япония

5,3

5,3

5,3

Китай – Монголия

9,4

8,2

1,3

8,9

Китай – КНДР

42,3

15

15

15

КНДР – РК

39,9

15

15

15

РК – Япония

31,5

15

15

15

МГЭО

149,8

84

46,3

83,1

Табл. 2. Разделение системных эффектов от создания 

МГЭО в СВА между странами-участниками

(сценарий 3), млн долл./год

Страна (регион)

Результирующие 

эффекты

Россия (Сибирь, РДВ, Сахалин)

1849

Монголия

421

Китай (Север, Северо-Восток)

10 076

КНДР

4264

Республика Корея

919

Япония

6872

Всего

24 401


Читать онлайн

Предлагается двухэтапная методология обоснования эффективности развития межгосударственного энергообъединения и участия в нем отдельных стран. При этом используется оптимизационная математическая модель развития и режимов энергосистем. Приводятся результаты исследования эффективности формирования энергобъединения в Северо-Восточной Азии и участия в нем стран региона, включая Россию.

Поделиться:

«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 1(70), январь-февраль 2022

Повышение эффективности почасового прогнозирования электропотребления с помощью моделей машинного обучения на примере Иркутской энергосистемы. Часть 2

Управление сетями / Развитие сетей Энергоснабжение / Энергоэффективность Цифровая трансформация / Цифровые сети / Цифровая подстанция
Томин Н.В. Корнилов В.Н. Курбацкий В.Г.
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 1(70), январь-февраль 2022

Превентивное управление нагрузкой в сетях 0,4 кВ в целях предотвращения возникновения аварийных ситуаций

Управление сетями / Развитие сетей Энергоснабжение / Энергоэффективность Релейная защита и автоматика
Удинцев Д.Н. Милованов П.К. Зуев А.И.
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 1(70), январь-февраль 2022

Принципы формирования цифровой платформы для управления надежностью распределительных электрических сетей в современных условиях эксплуатации

Управление сетями / Развитие сетей Энергоснабжение / Энергоэффективность Цифровая трансформация / Цифровые сети / Цифровая подстанция
Крупенев Д.С. Пискунова В.М. Гальфингер А.Г.
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 1(70), январь-февраль 2022

Новые технологии удаленного мониторинга и энергоэффективности электрооборудования сетей

Энергоснабжение / Энергоэффективность Цифровая трансформация / Цифровые сети / Цифровая подстанция Диагностика и мониторинг
ООО «Сименс»
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение» № 1(70), январь-февраль 2022

Обеспечить равные возможности для всех при справедливом распределении ответственности

Интервью Управление производственными активами / Техническое обслуживание и ремонты / Подготовка к ОЗП Энергоснабжение / Энергоэффективность
Интервью с Председателем Комитета по энергетике Государственной Думы Завальным П.Н.
«ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение»